Алексей бакеев знакомства ульяновск 28 лет дева

Две жизни в одной. Книга 1 (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

И только сейчас — через 40 лет — я впервые переиздаю этот седой, бородатый шедевр. .. Действительно, они выбрали неподходящий момент для знакомства с .. Алексей Константинович Толстой. Заметки на полях при чтении 28 августа дважды, харкая кровью, горбато добралась в Пушкине до. На семейный бюджет летнего туляка Олега Меркулова подорожание цен Александр Шемякин, 6 лет проработавший замом начальника . желание и умение общаться с людьми; знакомство (тесное) с фото- и И именно поэтому так трудно выявить на ранних стадиях рак? Николай БАКЕЕВ. Ульяновск) доктор сельскохозяйственных наук, профессор Кокоулин .. осуществляется и обратная связь знакомство с проблемами населения. . в Центральной Азии 28 декабря г. японское правительство признало В Казахстане японские инвестиции за последние 10 лет составили 4,5 млрд долл.

Однако освещаемые события, так или иначе, становятся объектами анализа обозревателей и экспертов, которые делятся своими догадками, интерпретациями и. Догадки и интерпретации, производимые экспертами и распространяемые журналистами, наполнены смыслами, которые легко встраиваются в существующий порядок дискурса. В своих репортажах журналисты прибегают к упрощенной повествовательности, объясняя суть событий на понятном для аудитории языке с использованием стереотипов и аналогий с уже известными ей ситуациями, связывая причины и следствия таким образом, чтобы объяснения происходящего не противоречили порядку дискурса.

Парадигма мышления, которой руководствуется индустрия, производящая новостной контент, обусловлена рыночными отношениями и конкуренцией. В результате, как утверждает Джеймс Уитболз, большинство телевизионных жанров, включая новости, инкорпорировало нарратив мыльной оперы, чтобы сделать эти жанры прибыльными Цит. Кроме того, новости, как и киноиндустрия, оказывают структурную и идеологическую поддержку системе, которая позволяет им процветать Jaramillo, 2.

Таким образом, гипотетически возникает возможность вхождения в международный новостной рынок путем занятия вакантной ниши новостного вещания в русле низкой концепции. Данная ниша, не являясь коммерчески выгодной, может, тем не менее, представляться весьма ценной как инструмент сдерживания мягкой силы какой-либо державы.

Поскольку важным источником мягкой силы служит доверие 4, с разрушением доверия, исчезает и мягкая сила, а значит и сужается круг возможностей внешнеполитического действия. И, несмотря на то, что потенциальная аудитория телевизионной новостной формы разговора низкой концепции не слишком велика 5, её влияние, тем не менее, достаточно, чтобы вызывать бурную реакцию политиков федерального уровня 6.

Однако более детальное исследование возможностей подобного влияния выходит за рамки задач данной статьи. Авторское кино в данном случае можно рассматривать в качестве примера, демонстрирующего то, как низкая концепция наиболее ярко может воплощаться в кинематографии. В системе новостных жанров, по тому же принципу, с точки зрения низкой концепции, на передний план должны ставиться уникальная позиция журналиста и действительного автора 7 и заказчика 8 сюжета, то есть авторская выразительность, и реализм.

Поэтому, в определении критериев принадлежности новостной формы разговора к низкой концепции будем отталкиваться от их абстрактной противоположности, а именно критериев высокой концепции, которые весьма подробно описаны в уже упомянутых мной работах. Как указывает Джастин Уайэт, высокая концепция имеет в своей основе три составляющие: То, как конструируются повествования новостных сюжетов, становится понятным из теории Дейвида Бордуела, согласно которой, следуя традиции русских формалистов, наиважнейшая роль отводится понятиям фабулы 9 и сюжета 10 Jaramillo, К фабуле он относит ряд событий, которые могут быть соединены причинноследственными связями, а к сюжету то, как эти события организованы и представлены в фильме.

Согласно Бордуелу, повествование это процесс, посредством которого сюжет фильма и стиль взаимодействуют в ходе наведения и направления зрителя на создание конструкта из данной фабулы Стиль высокой концепции, согласно Уайэту, состоит из следующих пяти компонентов: Переплетение этих компонентов в определенные моменты выглядит избыточным excessive по отношению к повествованию Именно эти моменты благодаря присущей им поразительной эстетичности вычленяются и используются в рекламе фильма Реклама, в свою очередь, нацелена на аудиторию, разделенную на отдельные сегменты потребителей, чьи преференции учитываются уже на этапе производства.

В качестве примера формы разговора высокой концепции рассмотрим интервью с американским кинорежиссером Квентином Тарантино Guru- Murthy, Длина интервью 8 минут и 35 секунд. Повестка вопросов или сценарий интервью, которому следует журналист, может быть сведена к следующим темам элементам фабулы: Почему Тарантино любит снимать фильмы с множеством сцен насилия?

Не думает ли он, что насилие в фильмах вызывает увеличение насилия в обществе? И не несет ли он моральную ответственность за это как кинорежиссер? Вышеизложенные темы своей последовательностью sequencing указывают на сюжетную линию, преследуемую журналистом, которую можно сформулировать следующим образом: Фильм Тарантино поднимает чувствительную тему рабства в Америке способами недозволительными, вызывающими всеобщие протесты и критику, которыми теперь запомниться не только фильм, но и само творчество режиссера.

В своих фильмах он использует сцены насилия, получая нездоровое удовольствие, при этом он сбрасывает с себя ответственность путем отрицания факта того, что насилие на экране вызывает больше насилия в обществе.

Похоже, Тарантино как художник израсходовал. Таким образом, мы имеем пример интервью с четко выраженной повествовательностью, в соответствии с которой Тарантино оказывается маргинальным кинорежиссером помешанным на насилии, отрицающим свою вину за рост насилия в обществе. Имеет место попытка редукции характера героя в представлении его как маргинала.

Подобный фрейминг 12 является значительным упрощением характера известного кинорежиссера и философии, которая стоит за этим фильмом. Позиция заказчика сюжета, лежащая в основе, то есть действительный интерес, который активно продвигается журналистом это позиция истэблишмента.

Здесь отчетливо прослеживается нарратив о том, что, якобы, не система общественных отношений виновата в росте насилия, а киноиндустрия, которая это насилие показывает на экранах и тем самым, якобы, способствует его росту в обществе. Как уже было отмечено, в условиях высокой концепции стиль присутствует отдельно и в избытке по отношению к повествованию, при этом авторская выразительность оказывается недостаточным объяснением. Действительно, ход интервью отличается крайней жесткостью и однобокостью в выборе вопросов: Желание гостя, сигнализируемое многократно, перейти к другой теме разговора игнорируется.

Авторская выразительность журналиста, наполненная желанием получить ответ на поставленный вопрос, недостаточна для объяснения избыточности концентрации внимания на теме насилия по отношению к повествованию в то время, когда имелась возможность задавать и другие вопросы.

Мощная идеологическая ориентация стиля, таким образом, указывают в сторону промышленной выразительности, а значит и высокой концепции. Исходя из вышеприведенного примера интервью, которое, как нам удалось выяснить, лежит ближе к спектру высокой концепции, выделим критерии низкой концепции как противоположности критериев высокой концепции. Во-первых, поскольку высокая концепция отличается повествовательностью, а суть сюжета высокой концепции можно свести к одной фразе или лозунгу Wyatt, 7, 13; Jaramillo, 15, ; Veits,основной отличительной особенностью формы разговора низкой концепции следует считать принципиальную невозможность сведения ее сути к рекламному лозунгу, а повествование к краткому описанию.

Форма разговора низкой кон- 10 10 цепции может складываться из различных пересекающихся линий, связанных по смежности пространства, времени, или какого-либо другого общего элемента, например, действующего лица. В художественной литературе, сюжет низкой концепции строится вокруг человеческих взаимоотношений и того, что происходит в результате взаимодействия между героями сюжета, а не вокруг развития самого сюжета. В форме разговора низкой концепции, таким образом, повествование оказывается размытым, нечетким; рассказчик как будто бы отступает, при этом у аудитории могут складываться различные, если не противоположные, впечатления от повествования.

Во-вторых, форма разговора низкой концепции, именно в силу сложности и запутанности её хода, оказывается коммерчески непривлекательной, поскольку привлекательна она лишь для немногочисленного сегмента рынка, ищущего интеллектуальной элитарности в разговоре, как если бы он был произведением искусства. Новостная форма разговора низкой концепции действительно имеет схожесть с произведением искусства в том, что представляет собой уникальный продукт импровизации журналиста, который строит, скажем, интервью, на том, что в действительности проистекает в ходе разговора с гостем: Новые вопросы могут возникать уже в ходе интервью, а развитие может значительно отклоняться от начального плана сюжета.

В-третьих, граница между ролью ведущего журналист и ведомого гость может становиться размытой в условиях низкой концепции, поскольку первый не пытается ограничить, перенаправить, оборвать, сдержать и.

Наоборот, в случае низкой концепции гость может оказаться инициатором какой-либо темы и пользоваться неограниченной в пределах времени разговора возможностью выражать свою позицию свободно и полностью, как бы эта позиция не противоречила позиции истеблишмента. В-четвертых, форма разговора низкой концепции не оказывает идеологическую поддержку истеблишменту.

Это не означает, что идеология может вовсе отсутствовать. Наоборот, разные идеологические уклоны или мнения могут проявлять себя в ходе дискуссии между журналистом, который представляет интересы общественности, и гостем, который эти интересы готов удовлетворять своими ответами.

Наконец, низкая концепция не копирует чейлибо стиль, как это делает высокая концепция, которая прибегает к промышленной выразительности с использованием типовых приемов жанра и типажных характеров действующих лиц, транслирующих заранее известные варианты развития сюжета, с целью привлечь внимание аудиторий, чьи демографические и психографические портреты заранее просчитаны маркетологами.

Наоборот, форме разговора низкой концепции присуща авторская выразительность. Выделенные нами критерии, разумеется, не исчерпывают их список полностью, однако являются достаточным основанием для формального определения принадлежности той или иной телевизионной формы разговора к низкой концепции.

В результате, можем сделать следующий вывод: Отсутствие единой четкой сюжетной линии, однозначности сообщения и предсказуемости его восприятия аудиторией, а значит и коммерческой выгоды, как и идеологической поддержки истеблишмента и, наоборот, присутствие авторской выразительности и реализма характеризуют телевизионную форму разговора низкой концепции. Первое имело место незадолго до ноября года, и было взято Джоном Пилджером при поддержке Дартмаус.

Другие имели место уже после президентских выборов в США. А Присутствует ли в рассматриваемых интервью повествовательность? Когда же в ходе разговора интервьюируемый коснулся заметной фигуры в Республиканской партии, его откро- 11 11 вения были на ранней стадии купированы Хэннити уходом на рекламную паузу. По возвращении, вопрос был задан уже на другую тему. В третьем интервью журналист неоднократно прерывал, пытаясь перенаправить, вернуться к теме или уточнить, то есть он, как и второй журналист, пользовался своей ролью в большей степени, чем журналист в первом интервью, чей стиль был наиболее тактичным по отношению к интервьюируемому, что выражалось в отсутствии прерываний или моментов, когда оба участника говорили бы одновременно.

Следует заметить, однако, что во всех трех случаях интервьюируемый имел все возможности высказываться и отвечать на заданные вопросы в режиме абсолютной свободы. Таким образом, легкая повествовательность наблюдается лишь во втором интервью. Б Имеет ли место тенденция к упрощению сюжета, упущению значимых фактов, примитивизму в изображении реальности, другое подобное редуцирование? Во всех трех случаях имеет место подробнейшая детализация, если не сказать избыточность мельчайших подробностей, проливающих свет на некоторые реалии политической жизни в США.

Подобный уровень детализации несовместим с высокой концепцией. Имеется ли коммерческий потенциал? Учитывая отрицательный ответ на предыдущий вопрос, можно сказать, что коммерческий потенциал, скорей всего, не слишком велик.

Тем не менее, во время второго интервью имело место несколько уходов на рекламу, при этом ведущий обращался к аудитории с призывом не переключаться, анонсируя то, какие еще темы будут затронуты после перерыва. В какой степени журналист пользуется привилегиями своей роли прерывать, перенаправлять и. Наименее интрузивным представляется поведение первого журналиста. Использовать привилегии своей роли позволял в значительной степени и третий журналист. То, как настойчиво он возвращает разговор к аспектам не до конца, по его мнению, понятным, или объясненным, свидетельствует об.

Однако и в данном интервью журналист демонстрирует сдержанность и предоставляет возможность разъяснять позицию полностью, без существенных прерываний, при этом он не возвращается к вопросам, ответы на которые уже прозвучали из уст интервьюируемого, что свидетельствует об отсутствии скрытой повестки или сценария.

Поддерживается ли истеблишмент идеологически? Идеологический потенциал всех трех интервью весьма значителен, однако, в отличие от идеологического потенциала высокой концепции, которая поддерживает и защищает истеблишмент, здесь последний, скорее всего, подвергается критике, поскольку в результате откровений, исходящих от Ассанжа, рушатся многие мифы и иллюзии о моральном облике партийных лидеров и объективности значительной части национальных СМИ.

Журнал "Самиздат": Б

Имеем ли мы дело с авторской, или с промышленной выразительностью? Небольшое присутствие промышленной выразительности заметно во втором из рассматриваемых нами интервью.

Однако, поскольку само интервью происходило в здании посольства Эквадора в Лондоне, во время фактической беседы авторская выразительность журналиста превалировала. Посадка журналиста во время интервью была такова, что уровень его взора оказывался ниже уровня взора Ассанжа, и ему приходилось смотреть немного вверх, что вместе с фактором нахождения не на своей территории вполне могло оказывать на него усмиряющее действие.

В результате, следует признать, что все три интервью с Джулианом Ассанжем располагаются в зоне спектра низкой концепции, возможно, во многом благодаря характеру самого интервьюируемого, чьи ответы и разъяснения были как пре- 12 дельно откровенными, так и исчерпывающими. Однако нельзя не признать и значительную роль, которую сыграла сдержанность и такт журналистов, которые позволили интервьюируемой персоне выражать свои мысли свободно.

Выбор высокой или низкой концепции в работе новостного канала может зависеть от целого ряда факторов, но прежде всего от намерения заказчика. Последнее может быть продиктовано как коммерческими, так и идеологическими соображениями, а также комбинацией того и другого. Производство новостей в русле низкой концепции может быть обусловлено как соображениями журналистской этики, так и желанием руководства новостного канала занять тот узкий сегмент рынка, который оказывается вакантным в условиях преобладания высокой концепции.

И, несмотря на то, что случаи низкой концепции в производстве новостного контента относительно редки, выделение критериев их идентификации оказывается необходимым в перспективе применения количественных методов анализа к исследованию фактора низкой концепции в ослаблении мягкой силы конкурирующих держав и сужения их внешнеполитических возможностей.

Путин произнес эту фразу в обращении к игумену Иверского монастыря Василию. Shaheen introduces bill to investigate Russia s news outlet RT. Гоффману, будем понимать того, кто избирает настрой или мнения, которые должны быть выражены и слова, в которые эти мнения должны быть зашифрованы.

Гоффмана, будем понимать того, чья позиция и убеждения выражает высказывание, то есть того кто за ним стоит. Гоффману, будем понимать усилия говорящего по формированию контекста ситуации согласно позиции заказчика. The Classical Hollywood Cinema: University of Pennsylvania Press. Ugly War, Pretty Package: The paradox of American power: High Quality or High Concept? Movies and Marketing in Hollywood.

University of Texas Press. I m shutting your butt down! Secret World of US Election: Julian Assange talks to John Pilger. Julian Assange on Sean Hannity. Julian Assange Interview on The Project. On a wider note, low concept is viewed as an instrument of curbing the soft power of rival states. Оценить уровень влияния активности политических партий. Мы увидим следующую довольно пёструю картину. Каждая партия, даже карликовая по своим размерам, пытается найти свою нишу, свой электорат, привлечь на свою сторону как можно большее количество потенциальных избирателей.

Влияние многопартийности распространяется на большинство аспектов жизни общества, приобщает все население страны к политическому процессу. Для успешного проведения избирательной кампании необходимо использовать все возможные институты пиара: СМИ, опросы электората.

Встречи с избирателями важная составляющая любой предвыборной кампании, именно на них и происходит ознакомление граждан с целями и задачами кандидата, а также осуществляется и обратная связь знакомство с проблемами населения. Этот процесс сегодня не ограничивается временными рамками проведения предвыборных кампаний. Таким образом, пиар избирательных кампаний становится бесконечным процессом, который более активно проходит в предвыборный период.

Политический PR имеет свое ярко выраженное значение и проявление на следующих этапах: Именно на этих этапах правильное применение PR технологий может иметь решающее значение. Под целостным партийным брендом мы будем понимать набор PR-технологий, образующий систему чётко слаженных элементов, отражающих суть партии, выраженную посредством запоминающихся и узнаваемых признаков, при этом образующих единую структуру, одной из основных задач которой будет сохранение соответствия между всеми ее элементами: Немаловажным аспектом, влияющим на успех партии на выборах, является гармоничное сочетание всех ее составляющих.

Еще одним критерием успеха партии, является ее активность, которая включает в себя такие основные составляющие: Проведя анализ нескольких десятков малых партии России по следующим критериям, мы сможем дать наиболее адекватную оценку их положению, откорректировать их дальнейшее развитие, вовремя выявить и устранить недостатки, подобрав и задействовав наиболее подходящие и эффективные PR-технологии, в дальнейшем правильно и грамотно их применив.

Проведя анализ малых партий по заданным критериям, были выявлены следующие особенности: В большинстве случаев именно от активности партии зависит ее рейтинг, её успех. Здесь же мы видим и обратную тенденцию, партии с плохо сформированным нецелостным брендом, но проявившие себя достаточно активно, имеют больше шансов на успех.

Если обратиться к важнейшему политическому событию минувшего года выборам в Государственную Думу Российской Федерации, то можно с уверенностью утверждать, что для малых политических партий они явились провальными. Такой результат вполне закономерен и связан с целым рядом причин, таких как: Скорее всего, такое положение сохранится и ближайшем будущем.

Таким образом, можно вывести формулу основных составляющих успеха избирательных кампаний малых политических партии современной России: Шансы малых партий на победу в Государственную Думу равны нулю, а в органы местного самоуправления ничтожно малы. Федеральный закон от 11 июля г. Политические партии России в действии: Politicheskie partii Rossii v dejstvii: Бант тяжелый и скользкий. Я все время боюсь его потерять. На низких скамеечках сидят родственники: Моя мама на работе.

За родственника сидит брат. Ему уже десять лет. Незнакомая тетенька раздает будущим первоклассникам подарки: В пенале — ручка с блестящим перышком, перочистка и резинка. Мне подарка нет — я дочь врага народа. Зарубинки памяти останавливаются на тетрадках по чистописанию, на бесконечных строчках с буквами и кляксами. Большие и маленькие кляксы меня преследуют. Из-за них приходится переписывать снова и. Хоть и ранняя, а злая. Мы давно не живем у тети Симы.

Когда у нее родился Павлик, в доме стало тесно. Мы переехали к Елене Петровне — старой-престарой бабушке. Домик у бабушки в два окошка, совсем крошечный. Одно окно смотрит в одну, другое — в другую сторону. Но куда ни посмотришь, везде огород, а за огородом — высокий забор. Окно в нашей комнате сильно заморожено. За ночь стало холодно, как на улице.

Мама ушла на работу. Я надеваю пальто, натягиваю рейтузы, которые пузырятся на коленках, повязываю платок. Платок все время развязывается или съезжает на затылок. Я не умею носить платок! А капор мой с лентами-завязками износился. На улице воздух такой белый, замороженный, что трудно дышать. Держа в руке портфель, шагаю в школу. Сначала замерзает нос, потом щеки и лоб.

Уши под платком от холода поламывает. Временами останавливаюсь, ставлю портфель на снег, засовываю руки между коленок. Под тонкими рейтузами ноги начинают постанывать. От прикосновения мороженых рукавиц делается еще холоднее.

Я стараюсь идти быстрее и совсем замерзаю. Но школа оказывается закрытой. На дверях висит записка, из которой ясно, что занятия отменяются из-за сильного мороза. Значит, надо идти домой.

Мне хочется плакать, но я не плачу. Я ставлю портфель на обледенелое крыльцо и тру рукавицами щеки, лоб, особенно нос. Но бежать трудно, ноги окоченели, не слушаются, мороз перехватывает дыхание. Плетусь назад, останавливаясь и засовывая руки в рукавицах под мышки и между коленок. Тонкое пальтишко насквозь промерзло. Сегодня сорок пять градусов. В нашем маленьком домике тепло.

Бабушка Елена Петровна уже истопила печку, вскипятила самовар. Я пью чай и оттаиваю. И все же я заболела. Кровавый закат, доброе лицо доктора Манефы Федоровны — вот и все, что сохранила моя память. День и ночь не отходила от меня Манефа Федоровна. Я хорошо помню эту необыкновенную женщину с пышной темной прической.

Когда началась война, Манефа Федоровна вместе с мужем ушла на фронт. Она была тяжело ранена и погибла, переплывая Днепр. Позднее погиб и ее муж — врач-хирург Николай Петрович. Но сегодня еще не война. Наступило лето тысяча девятьсот тридцать девятого года.

Приехали в Калинин вместе с Лелей Селенис и ее сыном Альфредом — Аликом, как я называла его всю жизнь. Впоследствии Альфред Валентинович работал директором школы в Санкт-Петербурге.

Мой брат Феликс Рейнгольдович Лагздынь был ведущим инженером по дальним космическим связям тоже в Санкт-Петербурге. Когда остановился поезд и из теплого вагона мы вышли на перрон, нас сковал не только страшный мороз, но и ужас: Здесь мы и прожили несколько дней. Выброшенные из обычной жизни, измученные, без средств к существованию, доведенные до отчаяния, наши матери, уже ничего не боясь, заявили: Остаться разрешили, но из вокзального помещения предложили уйти. К счастью, он оказался не таким уж и холодным.

Помогли рабочие вагоностроительного завода. Николай и Серафима Парменовы жили в Затверечье в небольшом домике по Новобежецкой улице, ныне Шишкова.

Том 7. Эхо (fb2)

Затверечная Новобежецкая улица в будущем была наполнена и другими событиями. Отсюда я ходила в школу, уезжала учиться в Ленинград, возвращалась, окончила педагогический институт, выходила замуж, сюда принесли с мужем-сокурсником новорожденную старшую дочь Елену, здесь вскапывались в огороде грядки, чинили старый, с коляской, мотоцикл М В восьмиметровой комнате с крошечной кухонькой два на два с половиной метра жили вместе свободные и счастливые пятеро людей.

Это жилище с по годы вобрало шестнадцать лет моей жизни. Мороженое — не мятная таблетка Мама работает на молочном заводе, что расположен рядом с церковью у Тверецкого моста.

Как я узнала, уже будучи взрослой, церковь эта — Троицы, что за Волгой. Она недалеко от здания Калинингражданпроекта. Под боком молочного завода, то есть под боком церкви, в довоенные и послевоенные годы складировали прозрачные куски льда размером примерно метр на метр. Зимой были такие морозы, что воды Тверцы, несмотря на большую скорость течения, промерзали на большую глубину.

Ледяные кубики пересыпали древесными опилками. Ни холодильников, ни тем более холодильных предприятий тогда не существовало. В частных домах пищу хранили в подполе или в колодце. Этим льдом в течение теплого времени и охлаждали молочные продукты.

Нас, детей, больше интересовали продавцы мороженого. У каждого из них в тележке был насыпан кусочками лед. Продавщица вкладывала в формочку кругленькую вафельку, из бочоночка, стоявшего во льду, брала ложкой мороженую массу и намазывала вафельку, прикрывая сверху таким же крошечным кружком. Толчок ладонью — и вот вам лакомство диаметром в пять-шесть сантиметров. Мы часто смотрели, как покупатель, вертя большим и указательным пальцами белую, круглую, похожую на большую таблетку, порцию мороженого, лизал.

Мороженое было только одного сорта и дорогим удовольствием. А еще в памяти остался мужчина с бульдогом. Хозяин покупал порцию за порцией, сам не ел, а клал холодную тающую вкуснятину на высунутый язык своего любимца. Мы завидовали собаке, прячась, корчили бульдожке рожи. В те времена зимы у нас были очень холодными, а летние месяцы — горячими. Хочу сказать, что тогда лекарства были не в виде таблеток, а в порошках, расфасованных в бумажные пакетики.

Кроме порошков были микстуры. И все, как правило, надо было заказывать. Аптекари сами готовили лекарства, словно аптека была маленькой фармацевтической фабрикой.

Поэтому аптеки всегда имели свой специфический запах. Лекарства выдавали только по рецепту врача. Но были в аптеках и таблетки — мятные, дешевые, без рецепта. Мы их покупали как сладости. Не очень, но все же! Графская дочка Кто-то нам сказал, что Елена Петровна — графская дочка. На ее комоде стоят всякие интересные вещицы.

В золотой круглой витой рамочке — зеркало. В ней золотая пудра. Рядом стоят игрушки из фарфора. Елена Петровна не разрешает их трогать. Мы только смотрим на. На комоде лежит фарфоровое яичко, разрисованное разными цветами. Золотые кружевинки так горят и переливаются от электрического света, что хочется погладить и поковырять.

Но и этого мы не делаем. Это очень большое испытание. А еще у Елены Петровны есть большой кованый железный сундук. На сундуке висит тяжелый замок. Что там в сундуке? Елена Петровна никогда при нас не открывает сундука. Дом наш стоит недалеко от Волги, где впадает Тверца. А напротив — Речной вокзал. Летом в жару мы пропадаем на реке. На высоком берегу в зеленой траве стрекочут кузнечики. Над белыми глазастыми ромашками летают стрекозы и бабочки.

У воды из песка строим замки, валяемся, загораем, с визгом кидаемся в воду. Я делаю вид, что плыву. Прыгаю на одной ноге, другой бью по воде. Я боюсь глубины, и все из-за Кольки Свистунова.

А на берегу плавать не научишься. К вечеру холодает — август. От остывающей земли босые ноги начинают поднывать. Вспоминаю о своих единственных туфлях, что оставила на берегу. А скоро в школу. Из дома выходит Елена Петровна. Она открывает свой сундук и не спеша вытаскивает разные вещи: На самом дне лежат красивые сапожки, черные туфли с пряжками и коричневые на каблуке.

Коричневые пришлись мне впору. Потом мы узнали, что Елена Петровна вовсе не графская дочка. Жила она в прислугах у какой-то тверской барыни. Барыня и награждала за службу обносками. Я была счастлива, что у меня такие красивые туфли. Но в них мне пришлось и в школу идти. Каблук совсем невысокий — школьный! Сколько было и радостей, и огорчений из-за этих туфель!

В школе на перемене в первые дни занятий я жалась к стене, прятала ноги. Вдруг начнут смеяться, что каблуки. Но мальчишкам было ни к чему, а девочкам туфли понравились.

К тому же очень скоро один каблук сломался. Сапожник сделал новые каблуки — низкие. Только вот носы у туфель почему-то стали смотреть вверх. Великая Отечественная война — Вставай, поднимайся, пора-пора-пора!

В трусиках и майках мы вылетаем на берег Волги, делаем зарядку, умываемся. От утренней росы ноги становятся мокрыми.

Свежее утро вместе с ослепительным солнцем бодрит, создает хорошее настроение. Вот сейчас застелим кровати, уберем дачи и, позавтракав, отправимся в лес собирать сучья для прощального лагерного костра. Хорошо живется в лагере, весело. Особенно здорово играем в войну. А каких только историй не было! Раз проснулись, а в лагере ни одного взрослого, начиная с вожатых и кончая кухонными рабочими.

Смотрим — двое мужчин дрова пилят, незнакомые, бородатые. Около лагерной линейки горбатая старушка на скамейке сидит. Высоко на столбе, как дятел, электромонтер.

Please turn JavaScript on and reload the page.

А он кепочку на глаза и только отмахивается. Не до нас. Так мы и бегали впустую.

алексей бакеев знакомства ульяновск 28 лет дева

Решили сами, раз нет повара, сварить обед. В кладовую полезли за продуктами. Тут работник, что дрова у кухни колол, глухонемой, как закричит голосом завхоза: Кто обед из сладкого варит?! Шамкающая старушка оказалась нашей вожатой.

В рот кусок сырой картошки сунула, а под ватник подушку запихала. Все незнакомые были лагерными, только переоделись, бороды напривязывали.

Но сегодня слишком свежо, и слишком низко стоит солнце. Никак не поднимется, не оторвется от земли. Да, горн проиграл рано. Потому что над нашей страной гудели немецкие самолеты. Защитники Бреста вели смертельный легендарный бой против фашизма за свободу и независимость нашей Родины. Большое красное солнце видело всю огромную страну и тихую-сонную, и начинавшую истекать кровью. Война застала нас в то время, когда после долгих скитаний по частным съемным углам мы оказались в двухэтажном доме на улице Кропоткина, возле Екатерининской церкви, которая в те годы была складским помещением.

Первый этаж нашего дома — каменный, второй — деревянный. Каменная часть дома и сейчас сохранилась, там какая-то мастерская. В нашем доме жило много семей. Вода с Волги, туалет во дворе один на. Комнатушка с одним окном в углу и без печки. До сих пор не помню, чем и как нас мама кормила. Но мы были счастливы, потому что у нас наконец своя комната. Напротив, через улицу, — поликлиника в деревянном доме, слегка похожем на церковь.

Кто мог предположить, что через два с небольшим года, вернувшись из эвакуации, будем жить какое-то время в кабинете врача? Фашисты все сожгли, а этот дом уцелел, как и барак, где жили три сестры — тетя Шура, тетя Маруся и тетя Леля Гуляевы вместе со старым слепым отцом. Мама с ними дружила. И во время эвакуации мы были. Тетушки Гуляевы, наверное, и помогали нам выживать. Помню, как младшая из них, сухонькая тетя Леля, на спор выпила сорок чашек чая с одной баранкой. Баранка в горячей воде распухла.

Таким образом, для чая оставалось мало места. Оповещение о нападении фашистской Германии на Советский Союз оказалось для всех неожиданным. На Пожарной площади возле Тверецкого моста на высоком столбе укрепили репродуктор.

Он похож на вытянутую, расширенную на конце трубу, напоминающую воронку, через которую в керосиновой лавке нам в бидон наливают керосин для керосинки. Только воронка репродуктора большая и глубокая. Репродуктор передает сводки Информбюро. Вставай на смертный бой! С фашистской силой черною, с проклятою ордой! Знакомое слово, созвучное с битвами русских за священную Русь, за свои земли, за свободу и независимость.

Вера в это была крепкой. И в нас, детях Великой Отечественной войны, сохранилась и поныне та же крепость духа. Выжившие на трехстах граммах суррогатного хлеба, на лебеде, крапиве и прочих добавках, по жизни мы оказались закаленными и сильными людьми, не только физически, но и морально. Потому и призываю я бабушек и дедушек больше рассказывать детям и внукам о жизни той поры.

Сожалею, что будучи молодой и сильной, не думала об.

алексей бакеев знакомства ульяновск 28 лет дева

И подсказать было некому. Сейчас бы маму расспросить, но поздно. Колька Свистун Кольку все называли Свистуном из-за фамилии. А может быть, и потому, что он умел пронзительно свистеть через два пальца. Колька — отчаянный мальчишка. Он один у тети Нюры. Тетя Нюра работает на молочном заводе истопником.

Где и когда потерял Колька ногу, никто не знает, да и не спрашивает у Свистуна. Правой ногой ему служит деревянный костыль, и Колька бегает и прыгает почище. Подбежит к Волге, бросит свою деревянную перекладину — и в воду. Не успеешь глянуть, а он уже на другом берегу. А еще Колька любит чужие огороды и сады. Достается ему от тети Нюры! Соседи сразу узнавали, чья это работа.

На грядах оставались глубокие ямки от Колькиного костыля. Время шло, Колька рос, но, как говорила тетя Нюра, не умнел.

Проделкам его не было конца. То палку к окну привяжет и за веревку из соседнего огорода дергает. Бьет палка по ставенке, хозяина дергает.

УСПЕХИ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ. Том 8, 3, год - PDF

То поленницу дров на улицу со двора перетаскает. А мы привыкли к Кольке. Неинтересно гулять, когда Свистун дома сидит, уроки делает. Тетю Нюру соседи жалели: Скорей бы ума набирался. Сводки Информбюро сообщали каждый день невеселые новости. Вот и сегодня огромный репродуктор, что висел на столбе на Пожарной площади, известил: Во время налетов мы прятались в укрытиях. Укрытия — щели, как их называли, — напоминали узкие норы.

Взрослые рыли длинные ямы, обкладывали их досками, сверху делали настил. Район, в котором мы жили — Затверечье, — было сплошь застроено деревянными домами. В ночь с тринадцатого на четырнадцатое октября года наш город усиленно бомбили фашисты.

В узком темном укрытии было тесно и душно. Вот в напряженной тишине возник тяжелый густой звук. Это звук летящего бомбардировщика. Сердце начинает колотиться, сжиматься в комок. Многим женщинам делается плохо. Он усиливается, переходит в вой. Стены убежища содрогаются, сыплется песок. И снова свист, и снова вой, и снова зловещая тишина, невыносимая тишина неведения. Во дворе светло, как днем. Полыхает соседняя улица Пленкина.

Огромный костер вместо домов. Это фашисты в наш Затверецкий район с деревянными застройками накидали зажигательных бомб, осветили горящими домами, как факелами, город, чтобы было виднее бросать фугасные бомбы на большие жилые дома, фабрики, заводы. Наш двухэтажный дом стоял невредимым. На крыше металась чья-то маленькая фигурка. На крыше был Колька. Не раздумывая, все бросились на помощь, засыпали землей и песком языки пламени; ребята бегали около дома, чем могли помогали взрослым.

Небо гудело, ревело от самолетов, зенитной артиллерии. Грохотала, колыхалась от взрывов земля. Никто больше не думал о смерти. Маленькая Колькина фигурка все металась и металась по крыше, будто за спиной у него были крылья.

Мы отстояли от огня наш и соседний дом. С этой ночи Кольку как подменили. Повзрослел Колька, как говорила тетя Нюра, поумнел.

Сколько ни просился потом Колька на фронт, не взяли. Просто не знал военком нашего Кольку, не видел в деле, а то бы и не заметил, что у него костыль. Эвакуация Серое хмурое октябрьское утро. Мы уходили из города. В последний момент перепутала мешки. Поэтому лучшие остались в городе. Я тащила горшок с кашей, брат — книги, в сетке мамины фетровые ботики. С нами шла собака по имени Пальма. Это хорошая охотничья собака. Ее нам доверила Манефа Федоровна, когда уходила на фронт.

После ночных пожаров повсюду стелется дым. У дороги за городом стояли три машины. Рядом с легковой лежал полный мужчина в меховом пальто. В кабине грузовой сидели двое: Их широко раскрытые глаза смотрели. Шофер, крепко вцепившись в баранку, казалось, замер, чтобы через мгновение ожить.

Мне никто не отвечал. В кузове другой грузовой машины сидели и лежали люди с разорванными животами и разбитыми головами. Под машиной ползала женщина с оторванной ногой, стонала тихо и жалобно. Так я увидела, что такое война. Деревня Шестино Деревня совсем близко от города. Поселились в доме, где раньше был колхозный детский сад. Собака Пальма дорогой потерялась. Что скажет Манефа Федоровна?

Вернется с фронта, а мы собаку не уберегли. Все уверены, что с немцами скоро все будет покончено. Каждый вечер выходим на край деревни и смотрим туда, где красное зарево. Это горит наш город. Горит день и ночь, ночь и день. За тонкими дощатыми перегородками разместились семьи. В одной комнате несколько семей. Спим прямо на полу, подстелив под себя солому. Вода — в колодце. Есть плита, которую можно топить и на которой можно варить еду. Конечно, могли бы обменять свои вещи у деревенских на картошку и муку.

Но у нас и вещей-то. Более или менее хорошие остались в городе в другом мешке. Есть мамины почти новые фетровые ботики, на кожаной подошве и на каблуке, папин подарок.

Но деревенские жители таких ботиков не носят. Они ходят в валенках. Мыться негде и нечем, поэтому неудивительно, что по утрам все затихают, молча, стесняясь друг друга, ищут вшей.

Какие они толстые и противные! В мелких складочках одежды — яйца-гниды. Когда их давишь ногтем, они щелкают, будто чем были надуты. На плите мама накаливает чугунный утюг и гладит вещи по изнанке или, как тут говорят, по ничке. Но все равно это нас не спасает. В дальнем углу нашей комнаты живет с мамой девчонка Ольга. С Ольгой мы быстро сдружились. Она общительная и деловая.

В домах красноармейцы живут. Неужели ничего не дадут? Не умирать же от голода? Кто у хозяев живет, тех хоть подкормят. Она эвакуировалась с сестрой тетей Шурой.

Что одну клюкву жевать? Можно бы, конечно, поле перекопать. Все что-то в земле осталось. Да вот беда — зима рано пришла, морозом все сковало.

Капустные кочерыжки и те все под корень срезали! Что она может сказать? Мы согласны, поправляем веревки от мешков, перекинутых через плечо, отправляемся в путь. Храбрость нашу как рукой сняло, стоило только подойти к соседней деревне.

В домах полно беженцев. Кто тут подаст, когда сами голодные.

алексей бакеев знакомства ульяновск 28 лет дева

Так и бредем от дома к дому, не решаясь зайти. Мы же не нищие! Надо на чувства давить. Так, мол, и так, дети защитников Родины Идет война, бои под Москвой, а здесь свадьба. Женится и уходит на фронт солдат. Конец советской власти Тетя Шура, сестра тети Маши-поварихи, маленькая сухонькая женщина. Она все время курит и молчит. А теперь она и не курит, нет курева.

Спросить у солдат стесняется. Ведь никто из женщин не курит! Поэтому она еще больше молчит. За целый месяц я только один раз слышала ее тихий взволнованный голос. Проснулась среди ночи, замерзла, отлежала бок, сползла с соломы. Слышу, говорит тетя Шура: Неужели конец советской власти? Войска отступают, Москва. Кто бы на нас ни шел, все плохо кончали. Сколько сил положили, чтобы нашу жизнь построить? Все огонь палит, — печально продолжала тетя Шура.

Сыновья наши там бьются, насмерть стоят, — отвечал мужской голос. Это был дядя Яков. Утром дядя Яков лежал бледный и печальный. У него отнялись правая рука и правая нога. Он не мог говорить. Наступление В лесу много хвороста, но и снега по пояс. Наши городские ботинки давно промокли. В небе появился самолет. Мы решаем подождать выходить из леса на дорогу. Как в прошлый раз! Сейчас мы и сами видим, что. Побросав вязанки, кричим, прыгаем, тонем в снегу.

Мы же продолжали кричать как оглашенные. Подумать только — наш самолет! А вечером на улице словно фонари понавесили — так светло. Темное морозное декабрьское небо разлиновано, как тетрадь по русскому языку. Откуда-то из-за леса, как будто лампочки иллюминаций, сплошным потоком бегут красные пунктиры. Вот почему так много военных в деревне. Мы, ребята, сразу почувствовали: Иногда поедим и каши из солдатской кухни.

Домой Шестнадцатого декабря года город Калинин освободили. Улицы Затверечья обозначены лишь трубами обгорелых печей, торчащими из почерневших развороченных сугробов. Каменные строения глядели огромными пустыми прямоугольниками. На улицах валялись перевернутые кровати, диваны без подушек, из снега торчали шкафчики с разбитыми стеклами, старые комоды. И кто так раскидал вещи?

То и дело натыкаемся на трупы людей, припорошенные снегом. На месте нашего двухэтажного дома, в котором мы жили, одна кирпичная стена да остатки дымящегося пола.

Под окном нашей бывшей комнаты мама разгребла снег и нашла чудом уцелевшую дамскую сумочку, в которой хранились фотографии. Старая сумочка и фотографии обгорели. На почерневшем покореженном фото — папа. Мне холодно, страшно и как-то тоскливо жутко. Вокруг мертвая голодная пустыня. Мне хочется плакать, но я не плачу, потому что никто не плачет. В одном — фашистский солдат.

Нет, не Анастасия, — шептала мама побелевшими губами. Лицо у женщины было синее-синее, шея туго перетянута толстой черной косой. Я почувствовала, как в широких варежках сжимаются мои онемевшие от холода пальцы, как где-то внутри образуется горячий ком.

Дома-то нет, кроме этого развороченного снарядами сарая. Советская власть на месте Живем мы в больнице, что в деревянной небольшой церкви напротив нашего бывшего дома, в кабинете врача. На улице валяются всякие вещи, но мы их не берем. У нас больничные железные кровати. Одеяла сшили из лоскутов плакатов. Вату добыли из старых матрацев. Я дышу на стекло, чтобы в ледяной корке оттаяла дырочка.

Страшно хочется есть и очень холодно. А у меня и не сосет. Камушки сладкие, а есть. Хорошо бы еще разочек сходить! Ничего, вчера из деревни Лешка-кривой приезжал, обещал конины привезти. Сколько там лошадей лежит побитых! Видно, страшный бой был у Исаевского ручья. Мужика вот нет, да и пилы. Голыми руками не отхватишь. Я скоро киселя сварю. Солдат овса дал, при лошадях. Феликсу надо делать жернова. Теперь все делают жернова. Отпилят от толстого дерева два куска, вобьют в них железные осколки, просверлят посередине дыру, куда зерно засыпать, приделают ручку, и готово — мели.

Было бы что молоть! А мне хочется посмотреть на перину. Мальчишки на соседней улице обнаружили в подвале дома немецкий бункер. Чего там только не было! Даже китайская ваза фарфоровая там стояла.